Каждый год во время хрущёвского правления Америка вводила в строй один новейший ударный авианосец типа «Форрестол».

 

i_083

Скорость 34 узла, 76 тысяч тонн полного водоизмещения, пять тысяч человек экипажа, 70 боевых самолетов.

i_084

В 1960 году вышла на боевое дежурство первая американская атомная ракетная подводная лодка «Джордж Вашингтон» (внизу). Она несла 16 ракет «Поларис» на твердом топливе дальностью 2200 км, период без обслуживания 1,5 года, подводный старт, готовность к пуску 1 минута.

i_085

В 1961 году американский флот получил четыре атомных торпедных подводных лодки типа «Скипджек» с подводной скоростью более 30 узлов.

i_086

Темп строительства флота нарастал. В том же году были спущены на воду семь атомных подводных лодок: четыре торпедных, типа «Трешер», и три ракетных, типа «Этан Аллен». И тут же заложено еще 15 лодок: 5 торпедных, типа «Трешер», и 10 ракетных, новейшего типа «Лафайет».

i_087

В момент Карибского кризиса в СССР было пять атомных ракетных подводных лодок проекта 658, на каждой по три жидкостных ракеты 4К50 дальностью 600 км, надводным стартом.
Но: одна из них, К–19, после аварии реактора находилась в ремонте, другая, К–33, готовилась встать в ремонт, ее загнали в док в момент кризиса. Оставалось три: К–16, К–40 и К–55. Для нанесения удара эти лодки должны были всплыть у берегов США — там, где господство авиации и флота противника было подавляющим, — и после 15–20–минутной подготовки производить пуск ракет.

 

Кроме того, в СССР было 19 дизель–электрических ракетных подводных лодок проекта 629 которые имели такое же вооружение — по три ракеты 4К50.
Перед этими лодками стояли все те же проблемы: пересечь океан, всплыть вблизи берегов США, заправить ракету, поднять ее и произвести старт. Все осложнялось тем, что подводная скорость лодок проекта 629 — всего 12 узлов. Переход в одну и в другую сторону занимал слишком много времени, резко сокращая время нахождения на боевом дежурстве. Вот почему семь таких лодок было решено перебросить на Кубу, но на момент кризиса они еще не прибыли.

i_089

В конце войны Советский Союз не имел стратегического бомбардировщика. Пришлось копировать американский Б–29, который во время войны совершил вынужденную посадку на советском аэродроме после нанесения бомбового удара по Японии.

 

Самолет был скопирован и назван Ту–4. Однако копирование означает отставание. Мы копируем то, что у противника уже есть. Пока мы копируем, он уходит вперед. На копирование уходят годы. Потом — годы на освоение производства.

 

Пока Туполев копировал Б–29, в Америке был создан Б–36, самый большой бомбардировщик за всю историю человечества. Стратегический бомбардировщик предыдущего поколения Б–29 помещался у него под крылом.

 

Стратегический бомбардировщик Б–52 может нести 30 тонн обычных бомб или несколько ядерных. В начале 1960–х годов этих бомбардировщиков в Америке было более семисот. Была отработана дозаправка в воздухе, потому они могли взлетать со своей территории, бомбить СССР и возвращаться в Америку. Кроме того (и это главное), у США были базы вокруг Советского Союза: в Великобритании, Германии, Испании, Греции, Турции, в странах Азии, на островах Тихого океана.

i_092

Средний стратегический бомбардировщик Б–47. 1260 таких машин состояли на вооружении ВВС США. Они могли бомбить СССР с аэродромов Европы или Азии, либо прилететь из Америки, дозаправиться в Турции или Гренландии, отбомбиться и вернуться домой.

image

Флот США мог наносить ядерные удары по Советскому Союзу тяжелыми сверхзвуковыми палубными штурмовиками А–5 «Виджилент», которые могут нести мощные термоядерные заряды. Боевой радиус: 1000 километров. В момент Карибского кризиса их было 57. На снимке внизу: «Виджилент» на борту авианосца «Форрестол» (осень 1960 года).

image

США имели возможность наносить ядерные удары по Советскому Союзу сверхзвуковыми стратегическими бомбардировщиками Б–58А (скорость в два раза больше скорости звука, боевая нагрузка — атомный боеприпас мощностью 3 мегатонны). На момент начала открытой фазы Карибского кризиса на вооружении ВВС США было 115 машин этого типа.

image

image
В октябре 1962 года до Америки могли дотянуть два типа советских тяжелых стратегических бомбардировщиков: ЗМ Мясищева (на снимке вверху) и Ту–95 Туполева (на снимке внизу), оба летали на дозвуковых скоростях. По разным оценкам, их в тот момент (в варианте носителей ядерного оружия) было от 68 до 152 машин. Потолок — 12 тысяч метров, вероятность прорваться через систему ПВО США — нулевая.

image

На Кубу бьши переброшены 6 бомбардировщиков Ил–28А — носителей ядерных бомб. Ил–28 — хорошая машина, отличавшаяся простотой и надежностью, но его радиус действия до тысячи километров, скорость — дозвуковая. Из 104 советских тактических ядерных зарядов, которые уже были доставлены на Кубу, теоретически опасными для США могли быть только шесть бомб для шести бомбардировщиков Ил–28А, но вероятность того, что на дозвуковой скорости эти самолеты могли долететь до цели в условиях полного господства в воздухе американских сверхзвуковых истребителей, крайне мала.

К 1960 году США имели значительное преимущество в стратегических ядерных силах. Американцы на вооружении имели примерно 6000 боеголовок, а в СССР было примерно 300. К 1962 году на вооружении США находилось более 1300 бомбардировщиков, способных доставить на территорию СССР около 3000 ядерных зарядов. Кроме того, на вооружении США стояли 183 МБР «Атлас» и «Титан ruen» и 144 ракеты «Поларис» на девяти атомных подводных лодках типа «Джордж Вашингтон» и «Этен Аллен». Советский Союз имел возможность доставить на территорию США около 300 боезарядов, в основном с помощью стратегической авиации и МБР Р–7 и Р–16, имевших низкую степень боеготовности и высокую стоимость создания стартовых комплексов, что не позволяло произвести масштабное развёртывание этих систем.

 

По сути речь идет о абсолютном перевесе в качестве и количестве средств доставки ЯО в начале 60–ых у американцев. Но это только средства доставки, а Хрущева они характеризуют, как «авантюрист», то есть ебанутый. В те годы применить ОМП по городу было еще нормой, ясное дело у них в целях стояла Москва, Питер, Уральские и Сибирские города, дальневосточные. Да, наверное, они смогли бы первыми и плотно вжарить по всей территории. Вряд ли со 100% эффективностью, у нас то на своей территории тоже было превосходство в воздухе. У–2 то с горем пополам уже смогли сбить.
А потом что? В США штук 10 городов миллиоников можно назвать на побережье, это в т.ч. Нью–Йорк и Важингтон, до каждого вполне достаточно ракеты с дальностью 600 км, вряд ли американцы и тогда и сейчас могли контролировать 500 км зону океана. 20 минут для всплытия и удара не так уж много, то что ответ придет через месяц из–за тихого хода лодки никому легче не сделает.
То же самое с самолетами, если пройдет 10% с билетом в один конец, это еще несколько крупных городов.
При этом это боевые средства доставки, сложно даже предположить, какое количество морских контейнеров ежедневно приходили еще тогда в каждый порт США. В любой из них можно было положить сюрприз.
А если отвлечься от ЯО и вспомнить другие про запасы биологического оружия в закромах родины. С отсрочкой в несколько дней несколько очагов роскошной сибирской язвы, которую в США с их хорошей транспортной инфраструктурой успели бы растащить по всей стране.
Последние варианты поражения отложенные, за них отвечают не техника, а спец. службы. Они то у нас тогда не отставали.
То есть вариант все равно оставался, разменять, ну примерно 20–30 миллионов жизней советских граждан на 5–10 американских. Ну и 30–40% военно–промышленного потенциала, против 10–15% американского. (Очень условные цифры конечно).
Не было бы никакого ядерного апокалипсиса или даже катастрофы для союза. После бомбежки, нужно было бы вторгаться в СССР и добивать противника, иначе обмен «любезностями» неминуем. Воевать с советами на их территории после того, как поджарил им 20–30 миллионов человек, включая миллионов 5 детишек.
Потому, наверное, конфликта и не было. Кеннеди не был авантюристом, а Хрущев, обладая многократно меньшей дубиной был авантюристом на всю голову. Так что все правильно Кеннеди сделал, что не рискнул.

3 Responses to Карибский кризис

  1. ДФВ:

    Не стоит недооценивать Хрущева. Что по мне, так это самый лучший политик за всю историю СССР. Он был не просто авантюристов, а очень опытным политиком, который выжил при Сталине, ушатал Берию и снес всю сталинскую старую гвардию после того как стал генсеком, причем не расстрелял, а просто отставил.

    Что он делал с Кеннеди — это вообще песня. Он его просто подавил. А его приезд в США — да это в золотые вехи советсткой дипломатии можно смело заносить. Он был уверен, крут, бескомпрописен и понторезен настолько что все прониклись и еще лет 20 охуевали от этого. И карибский кризис он выиграл малыми силами, не потому что авантюрист, а потому что прощупал американцев и знал как себя с ними вести. Именно благодаря его усилиям СССР стал сверхдержавой. Ведь даже при Сталине америкосы смотрели на союз свысока, а Хрущев заставил их держаться на равных. И ведь благодаря его понтам, типа: «мы клепаем ракеты как вы сосиски», через несколько лет Роберт Макномара сказал такую фразу: «Мы можем уничтожить сто миллионов русских за час и мы, даже, можем попытаться сделать так, чтобы они уничтожили чуть меньше американцев за это время, но только полный кретин будет называть это победой».

    А то что его во многом обвиняют, так это все внутрипартийные разборки, с одной стороны и американская пропаганда с другой, ведь никто в истории и никогда так не прессовал и они справедливо его ненавидят.

    • FCKOFF:

      начал программу дешевого жилья, освоил целину, освоение северов, собирался разлампасить чекистов — это да, молодец. Как по мне, один из ключевых его фейлов — наглухо просрал отношения с Китаем. Хотя это всего лишь следствие антисталинской компании, которой он в общем–то и вырыл могилу советскому режиму.

      • Вывел ракетостроение на принципиально новый уровень. Поднял науку и легкую промышленность, которая, была, впоследствии, проебана Брежневым. Кроме того он начал открывать границы и именно при нем первые советские туристы поехали за рубеж. Также не стоит забывать. что именно при нем появились первые предприятия на хозрасчете, что оздоравливало экономику, но довести идею до конца ему уже не дали. Единственной, самой глобальной его ошибкой, разумеется, было послесловие на 20 съезде. А все остальные мелкие, якобы, фейлы, не были фейлами в глобальном масштабе. Как, например, опостылевшая всем кукуруза. Ясен пень, что Хрущев не был супер умным и эрудированным во всех областях чуваком, а потому, впечатлившись, хотел весь союз засадить кукурузой, что привело к некоторым сложностям, но зато, именно из–за этой его инициативы, у нас по сей день весь юг весьма успешно растит кукурузу, даже не задумываясь, что все это отголоски хрущевских преобразований. Опять же, флот, который начали модернизировать при Хрущеве с пафосного, но бесполезного сталинского до менее пафосного, но эффективного, океанического, ракетно–ядерного. Да до хуя чего он хорошего сделал.

Добавить комментарий